Школа бизнеса
с мировым именем!
Здесь учатся бизнесу уже 16 лет!
Запишись на занятия прямо сейчас
+7 495 649-88-50
+7 812 385-53-35
Присоединяйтесь! Нас уже:
Регистрация
Категории

Тимур Бекмамбетов. Ждут ли наших в Голливуде? Часть 1.

Тимур Бекмамбетов. Ждут ли наших в Голливуде? Часть 1.


Тимур Бекмамбетов – кинорежиссёр, сценарист, продюсер, клипмейкер. Снял фильмы "Ночной Дозор" и "Дневной Дозор", "Особо опасен", сделавшие его известным. Режиссёр фильма "Ирония судьбы. Продолжение". Продюсировал мультфильм "9" (совместно с Тимом Бёртоном), фильм "Чёрная молния", фильмы "Ёлки" и другие.

- Здравствуйте, Тимур! Ждут ли наших специалистов в Америке?

- Никто никого нигде не ждет. Нет такой ситуации, к сожалению, чтобы сидели люди в мире где-то и говорили, что им очень нужны творческие силы из России. Но, с другой стороны, никто никому ничего не запрещает – всем всё равно. Особенно в Лос-Анджелесе, людям абсолютно все равно, откуда вы появились, как вас зовут, как вы выглядите. Интересует только насколько интересно то, что вы делаете, насколько это может быть интересно зрителю. Соответственно, одновременно сюда приезжают сотни тысяч человек, пытаясь найти себе применение. Как следствие – огромный переизбыток кандидатов. Но вместе с этим, существует огромная потребность в творческих кадрах, которые могли бы студиям и продюсерам помочь стать успешными, найти контакт со зрителем. И это обоюдный интерес. На нем и строится вся жизнь этого города, это такой, по сути дела, большой базар, на котором одни продают свой талант, другие его покупают.

В общем, это просто рынок, потому что на самом деле реально в Лос-Анджелесе ничего не производится. Американской индустрией кино это называется только потому, что само зарождение проектов, сама встреча творческих людей, организаторов процесса и денег – тех, кто готов рисковать ими – происходит просто вот в этом городе. По моему ощущению, примерно 70% голливудского кино снимается не в Голливуде, а в Америке. И из этих 70 только 20 снимается в Лос-Анджелесе, так мне кажется. Поэтому это только лишь площадка, где люди встречаются и обмениваются, покупают-продают свои идеи, свои услуги, формируются творческие коллективы, а дальше они едут снимать там, где дешевле, там, где удобнее, там, где больше возможности на каждый вложенный рубль, доллар получить более относительный результат.

В этом городе огромное количество людей, в том числе наших соотечественников, которые ищут себя, пытаются найти место самореализации, многие из них успешны в самых разных областях. Здесь есть и Сережа Бодров, который много что делает – и снимает, и продюсирует. Здесь есть большое количество актеров, которые ищут своего часа. Как вы знаете, среди известных актеров много выходцев с наших мест – это какие-то предки и Натали Портман, и Милы Йовович, и Милы Кунис, и Антона Ельчина. Их много достаточно – у кого-то мамы русские, у кого-то корни русские. Но такого феномена как мексиканское кино… Ну да существует только мексиканское кино. А дальше существуют все - существуют режиссеры из Швеции - 2-3 таких значительных, из Китая тоже 2-3... Ну то есть никому нет дела откуда ты, если ты можешь хотя бы немножко говорить по-английски, и у тебя есть идеи, то это место, где можно себя реализовывать.

Вот сейчас появились новые интересные имена - Илья Найшуллер, который снял "Хардкор", новая многообещающая звезда. Все про него говорят, и, я надеюсь, что здесь он сможет сделать следующий шаг в своей карьере.

Рынок открыт. Ворота широко открыты. Их нет просто. Никто их не закрывает. Потому что все движимые жадностью и желанием наживы с удовольствием готовы общаться хоть с дьяволом, если он способен помочь успеху.

- Про проект Найшуллера можете рассказать подробно? Кто финансировал его? Я знаю, что его продали за 10 млн $ в Америке.

- Вас правда очень интересует финансовый вопрос? Просто это не самая интересная часть продюсерской деятельности в принципе. Я могу сказать, кто его финансировал. Его спродюсировала наша компания "Базелевс" и компания Ильи - мы это делали совместно. Какой бюджет я вам сказать не могу по разным причинам до того момента, пока фильм не выйдет. Вы увидите эти цифры наверняка на справочных сайтах. Просто фильм еще не закончен. После того как мы смогли найти дистрибьютора, который будет прокатывать его в Америке и в мире, фильм продолжает дорабатываться. И к марту, может быть, когда он выйдет, я вам смогу сказать какая у него была стоимость.

Цена продажи, о которой вы говорите, это не цена продажи, это минимальная гарантия. Они возвращают какую-то часть затраченных средств, тем самым подтверждая серьезность своих намерений прокатывать фильм. А главное не это, а то, что они по контракту обещают сделать этот релиз широким, то есть тратят средства на его продвижение. Как вы знаете, стоимость производства и стоимость продвижения фильма - они примерно равны. Как в России, так и в мире. Мы считаем для себя этот проект успешным, потому что родился новый талантливый режиссер, смог найти себе путь пока к кинематографической общественности , но, я надеюсь, и к зрителю мировому.

- В чем заключается работа продюсера? Это поиск идей, поиск людей, поиск сценариев? Что Вы считаете самое главное? И как Вы ищете?

- Ну всё то, что вы назвали - всё вместе. Главное, что вы назвали в правильной последовательности. То есть это поиск идей, потом поиск людей, потом (поиск сценариев - я бы так не сказал - под людьми я и подразумеваю людей, которые пишут сценарии) поиск авторов, и затем поиск возможностей и партнеров, которые помогут это реализовать.

Первое понятно - по поводу идей. По поводу людей все более менее понятно, то есть ищутся сценаристы, режиссеры - не сразу все вместе, может, по очереди - актеры и так далее. И третье - по поводу партнеров - бывает партнеров, бывает заказчиков - два основных пути. Партнеров - это когда продюсер сохраняет контроль за проектом практически до конца, заказчиков - это когда он на раннем этапе продает проект и становится просто исполнителем таким же, как и режиссер, и актер, и сценарист.

Самое сложное, я думаю, не идеи. Самое сложное - это люди, потому что очень часто люди приходят с идеями, а многие продюсеры не имеют своих идей. Они просто очень умеют хорошо общаться с людьми, находить людей, видеть людей, видеть потенциал в людях и просто помогать им подняться. Продюсеры, у которых есть большие идеи, как правило, это продюсеры-режиссеры, продюсеры-сценаристы.

Еще существует важная часть, без которой проект не может стартовать. Это план проката и партнер, который поможет фильм довести до зрительских экранов. И если это финальная часть, то она, как правило, самая определяющая, потому что когда фильм стоит 1 млн $, то, я думаю, есть много людей, которые способны рисковать и делать его независимым, не зная, что с ним потом будет. Это просто творческий бизнес-стартап, эксперимент. Когда же речь идет про 100 млн $ и выше, то никто уже не может позволить себе такие риски - запускать проект, который не имеет дистрибуции, проката, идеи как его прокатывать. Поэтому всё упирается в тот момент, когда все эти замечательные продюсеры с их идеями, людьми, которых они нашли, со сценариями, с подготовкой, как правило, приходят к дистрибьюторам и пытаются проскочить через это узкое горлышко, найти дорогу к зрителю.

Я думаю, что эта ситуация скоро изменится, ей осталось жить может быть года 3-5 максимум. Она меняется значительно из-за того, что способность потреблять контент с приходом и развитием интернета сильно изменилась. То есть раньше нужно было снять фильм, печатать копии, это стоило огромных денег, нужно было потратить огромные деньги на рекламу в разных странах. Это могли себе позволить только структуры, у которых огромные многомиллиардные бюджеты, корпорации, которые способны содержать штат людей в каждой стране, всех их организовывать, то есть это огромные корпорации глобальные международные. Сегодня это становится уже неважно, потому что то, что произошло с музыкой, например, когда потребитель, слушатель, напрямую получает музыку от исполнителя, скачивая ее на iTunes. То же самое произойдет и с кинематографом - кинотеатры просто будут напрямую покупать фильмы у продюсеров, производителей, минуя всю эту сложную систему, предзаказывая - как угодно. А реклама и продвижение фильма будет происходить как обычно у любого продукта через рекламное агентство и другими способами - для этого не нужно обладать огромной сетью по всему миру.

- По какому принципу Вы принимает решение о запуске проекта?

- Вы знаете, в каждом конкретном случае это происходит по-разному. В каждое конкретное время моей... карьеры что ли... это происходило совершенно по-разному. То есть было время, когда мы поднимались просто потому, что было нечего делать. Когда-то давно сидели все, нечего было делать - "ну давайте делать кино". И никто не думал о том, что с этим будет дальше и как с этим дальше жить. Было время, когда решения принимались просто потому, что хотелось, и было понятно, что появилась возможность, растет рынок, и это стало коммерцией. В 90-е годы и в конце 90-х. Было время, это было во времена "Дозоров", когда были амбиции и желание удивиться самому и удивить других, показать, что кино может быть зрительским и может быть востребованным людьми.

Сейчас - и первое, и второе, и третье. Какие-то проекты мы делаем просто потому, что есть фантастическая идея. И я даже не знаю, как она будет реализована, и будет ли она когда-нибудь реализована, но мне, как эксперту, это очень нравится, и я хочу, чтобы это произошло. Я хочу такое кино увидеть на экране.

Есть такие проекты, например, "Елки", которые мы снимаем в России много лет - и мне очень было интересно в самом начале (когда мы снимали только первые) попробовать совершенно другую форму не только самого кинопроизведения, а форму работы другую.

Поскольку я снимал много рекламы, мне было очень понятно, как режиссерам трудно соглашаться на большие фильмы. Принятие решения очень сложное, потому что, с одной стороны, ты вычеркиваешь из своей жизни как минимум один год, посвящая его конкретному фильму, а во-вторых, ты берешь на себя большой риск, потому что ты потратил этот год и дальше тебе страшно, что если вдруг то, что ты сделал, никому не нужно, то у тебя сильно падает планка самооценки.

Вообще, большой страх есть у людей, у ответственных людей. Ну, у кого-то нет - есть и счастливые люди. И каждый раз, принимая решения, кинематографисты очень долго думают, взвешивают и пытаются понять - это кино или не это кино... И поэтому ошибаются. Потому что как только у тебя голова включается, как только ты начинаешь бояться, и как только тобой движет страх, то, как правило, ты совершаешь ошибку.

Я понимаю как психологически легко снимать рекламу, потому что ты соглашаешься на четыре съемочных дня (самое большее), тратишь не больше месяца своей жизни, ответственность небольшая, потому что она распределена между тобой и теми, кто писал сценарий. Ты приходишь, делаешь, уходишь. То есть это более легкая форма существования. И я попытался соединить эти две вещи вместе и сделать проект, который был бы производственно уникальным, потому что каждый режиссер, каждый автор делал что-то свое, оставался собой и при этом рисковал только своими четырьмя днями. И репутационного риска нет, потому что ты один из многих, и финансово это выгодно - сделал - ушел. И была очень понятная бюджетная конструкция, потому что если ты делаешь большой фильм, то у тебя сразу очень сложная логистика всего процесса и трудно найти хороших актеров, потому что они заняты в других местах. Но если ты делаешь короткие новеллы, то актер снимается один-два дня, и любой самый известный актер, самый дорогой, скорее всего, согласится, потому что будет мало риска и
временных затрат.

И это всё вместе создает уникальную, совершенно другую, в моем понимании, как продюсера, идею такого фильма. Я не говорю, что мы придумали снимать фильмы из новелл. Мы придумали снимать фильм, который снимается разными режиссерами, но является одним художественным произведением, повествованием, то есть в нем сквозной сюжет. Может такие и есть, но я знаю, что есть много новелл, но это один режиссер снимает, есть фильмы, в которых много режиссеров, но новеллы никак не соединены между собой сюжетно. Наверное, что-то подобное было до нас, но неважно, не в этом дело.

Дело в том, что, во-первых, эта производственная идея позволила сократить бюджет в 3 раза, наверное, против того, что могло быть, если бы это все снимал один режиссер в один съемочный период. И второе - эта идея, продюсерская идея, была очень органична для конкретной идеи творческой. А она заключалась в следующем, что никто никогда не снимал фильм художественный на тот момент в новом российском кино про всю страну. Увидеть и почувствовать всю страну в одном кино, побывать одновременно за Полярным кругом и на море, и в Москве, и в деревне - вдруг почувствовать всю страну как одно место действия. Мне показалось, что это идея для блокбастера, идея, которая может стать событием для всей страны, потому что фильм про все регионы, и все регионы вместе будут переживать одно событие. И это залог успеха, как мне казалось - соединение этой идеи большого фильма, огромного фильма про всю страну, но при этом с очень маленьким бюджетом. Она показалась мне остроумной, а если это остроумно, значит, хочется этим заниматься.

И так и получилось - режиссеры, вся творческая команда за минимум гонораров, но имея части, были заинтересованы в экономическом результате самого проекта. Так что очень важно, когда творческая идея и производственная идея органично соединены.

Это очень хороший пример. Но я начал говорить про другое, простите, съехал. Я начал говорить про то, что "Елки" первые, это такой был эксперимент. Никто не верил мне, наши прокатчики говорили, что по прецеденту в прошлом фильмы из новелл собирают не больше одного миллиона зрителей, соответственно, они не могут гарантировать никаких доходов и возврата средств и так далее. Ну да, страшно было, конечно. Пришлось придумать, как уменьшить бюджет, и придумать эту производственную форму, которая смогла оптимизировать бюджет.

А дальше, когда фильм собрал пять миллионов зрителей, стало понятно, что идея работает. Тогда творческие мотивы чуть отступили и в силу вступил просто расчет, что если это работает, давайте сделаем еще раз, попробуем закрепить этот успех - мы понимаем уже, как все это устроено. Сделали второй фильм. Он оказался еще более популярным для зрителя. Потом решили, что всё - хватит. Не было идей, устали и пропустили один год, потом сделали третий фильм так же успешно, еще более успешно. Короче говоря, стало понятно, что это бренд, и что принятие решения - продолжать ли еще фильм - было уже неким обязательством перед логикой этого процесса. Да, надо, потому что зритель этого хочет. И поскольку у нас все-таки не чистое творчество, а бизнес и творчество соединены в нашей профессии, то, значит, бизнес-логика диктует продолжение.

Так что, то, что мы сейчас остановились, и в этом году не будет "Елок", а будет "Самый лучший день", по бизнес-логике абсолютно неправильно. После 2014-х "Елок" надо было снимать дальше. Но поскольку мы компания, а не корпорация, и нами движут не только экономические мотивы, нам просто было не интересно, мы не знали что делать, мы и не стали делать.

- Говорят, что прежде, чем ехать в Голливуд, надо сделать рейтинговый проект у себя на родине. Так ли это? Или можно сразу попытаться там, если есть идеи и небольшой опыт?

- Да, успеха нужно достигать в любом случае у себя на родине. Наверное, существуют исключения, но я их не знаю, просто по опыту. Потому что без какого-то результата… Америка – страна, где англосакское мышление основано на прецедентах, даже законы и право. И люди мыслят здесь исключительно прецедентным способом. Для того чтобы с вами сделать фильм о зомби в городе, они должны увидеть, что вы снимали что-то про зомби хотя бы в деревне. То есть никто никогда, за редким исключением, не будет принимать решение иметь дело с человеком, если в его "библиотеке" нет образцов того проекта, который он хочет сделать, или с ним хотят сделать. Это абсолютно точно. Не просто образцов, а успешных образцов. В случае со мной это был "Дозор", в случае с Сережей Бодровым это был "Монгол" и "Кавказский пленник", в случае с Ильей Найшуллером (времена меняются) это его музыкальный клип, который собрал 50 миллионов просмотров в интернете, может больше. Всегда это какой-то человек, который уже реализовался сам, и после этого здесь перед ним открываются двери, с ним хотят общаться, его ищут, находят агенты и так далее.

Сейчас ситуация сильно изменилась. Это связано с примером Ильи Найшуллера, когда он не снимал полнометражных фильмов до того, как я его встретил. Он снял видео, музыкальный клип, и выложил его на Ютуб. И для меня первым мотивом его искать, найти, позвонить ему и предложить ему работать, были цифры под Ютубом - количество людей, которые посмотрели его видео. Так что надо реализоваться, найти себя, и потом, если хочется это делать вообще, пытаться пробовать сделать это в индустрии международной.

Продолжение следует.

Беседовал Геннадий Иванов,
продюсер Школы-Студии А.Митты
producers.mitta.ru

Эксклюзивный материал для Школы бизнеса RONUM.RU подготовила Евгения Гольденберг


Количество показов: 1180
Дата создания: 04.02.2016 11:30:24
Автор

Рубрика: Беседы со звездами шоу-бизнеса

Возврат к списку

Представляем Вам новые книги Школы бизнеса RONUM.RU и Клуба миллионеров Golden MSN Club:

Книга "БИЗНЕС–СОВЕТНИК 2"
Книга "БИЗНЕС–СОВЕТНИК 2"

"БИЗНЕС-СОВЕТНИК 2" - это сборник рекомендаций для начинающих и действующих бизнесменов. Книга является продолжением бестселлера «БИЗНЕС–СОВЕТНИК».
КОММЕРСАНТ: бизнес как искусство
КОММЕРСАНТ: бизнес как искусство

Школа бизнеса RONUM.RU и Клуб миллионеров Golden MSN Club представляют новый бизнес-учебник, который перевернет ваше сознание и поможет разобраться в тонкостях ведения своего дела.
Книга "БИЗНЕС-СОВЕТНИК" (авт. Андрей Макрица и Александр Гольденберг)
Книга "БИЗНЕС-СОВЕТНИК" (авт. Андрей Макрица и Александр Гольденберг)

Книга "БИЗНЕС-СОВЕТНИК"от Клуба миллионеров Golden MSN Club и Школы бизнеса RONUM.RU

Цена:   300.00 руб

Цена:   300.00 руб

Цена:   300.00 руб

Купить  В корзину Купить  В корзину Купить  В корзину

Все книги Школы бизнеса RONUM.RU и Клуба миллионеров Golden MSN Club