Школа бизнеса
с мировым именем!
Здесь учатся бизнесу уже 16 лет!
Запишись на занятия прямо сейчас
+7 495 649-88-50
+7 812 385-53-35
Присоединяйтесь! Нас уже:
Регистрация
Категории

Тимур Бекмамбетов: «Может быть, мы айфоны не умеем собирать, но снимать фильмы умеем»

Тимур Бекмамбетов: «Может быть, мы айфоны не умеем собирать, но снимать фильмы умеем» 

Известный кинорежиссёр и продюсер Тимур Бекмамбетов в начале апреля провел ряд встреч со зрителями и журналистами перед премьерой нового космического экшн-фильма, основанного на реальных событиях, "Время первых". Презентации прошли в нескольких крупных городах России.

О том, как снимался фильм, о настоящих героях, об актерах, о космосе и о реалиях российского кинематографа читайте в нашем журнале.

Встреча со зрителями перед показом фильма.

Тимур Бекмамбетов (обращаясь к зрителям): 

- Спасибо большое, что вы пришли. Спасибо большое, что вы верите в наше кино. Я думаю, что вы даже не представляете себе, что увидите сегодня. Это, наверное, первый фильм в моей биографии, который снят не по сценарию, а по рассказу реального человека, реального героя. Это всё равно, что Джеймс Бонд бы, например, встретился со мной и рассказал историю, случившуюся с ним, а я бы для вас её снял. Алексей Архипович Леонов – невероятный человек. Вы посмотрели в этих залах много фильмов про супергероев, а он не супергерой, он дважды Герой Советского Союза. И аппарат, на котором он летает, в сотни, в тысячи раз быстрее и мощнее всех автомобилей наших стритрейсеров.

Вся эта фантастическая история, которую вы увидите на экранах – это правда, которую много лет скрывали, потому что она казалась почему-то кому-то нелицеприятной. Хотя я, наоборот, считаю, что надо было гордиться тем, как они смогли преодолеть все драматические коллизии и стать героями. И, самое главное, что этот фильм, в отличие от других, которые идут сейчас в кинотеатрах, снят именно для вас. Всегда же приятно, когда что-то сделано вам в подарок не по остаточному принципу, а специально для вас. Его делали три года: работала большая группа российских кинематографистов, лучших в мире, я вас уверяю в этом. В нем снимались замечательные артисты – Костя Хабенский, которого я люблю и снимаю во всех своих фильмах, и Евгений Миронов. Я обещаю, что после просмотра фильма "Время первых" вы выйдете из зала совершенно другими людьми.

- Почему Вы постоянно снимаете Константина Хабенского, почему у Вас такая неприкрытая любовь именно к этому актеру?

- Потому что второго такого человека, второго такого актера у нас нет. И люблю его не я, а любите его вы, а я просто его снимаю, потому что вы его любите.



- Будет ли продолжение фильма "Время Первых"?

- Я думаю, что будет. Зависит от вас: если вы посмотрите сегодня фильм и о своих эмоциях, о том, что вы испытаете, расскажете своим близким, друзьям, родителям, братьям, сестрам, одноклассникам, однокурсникам, то этот фильм станет успешным и, соответственно, у него будет продолжение. Историй у Алексея Архиповича миллион. Он был не только первым космонавтом, вышедшим в открытый космос, он был еще и командиром отряда космонавтов много лет, поэтому он знает всю нашу космонавтику и её историю. И одна из самых интересных страниц её истории – это состоявшаяся в 80-е годы миссия "Союз-Аполлон". Во время холодной войны отношения с американцами на земле были очень напряженные, а в космосе они подружились – они встретились там на космической станции, обнялись, пожали друг другу руки. И это была легендарная, из моего детства, история, которая может послужить хорошим сюжетом для фильма.

- У какой сцены в фильме было больше всего дублей, а какая, возможно, снялась с первого раза? 

- Про дубли я вам не скажу, но скажу следующее. Поскольку вы являетесь нашим главным приемщиком фильма, то понравится он вам или нет для нас принципиально важно. Но уникальность этого проекта в том, что человеком, который принимал у нас фильм, был сам Алексей Архипович Леонов в первую очередь мы показали фильм ему. И этот фильтр, этот барьер мы не могли никак пройти, потому что эта история про него, он нам её рассказал, и если бы он сказал: "Мне это не нравится", то мы бы не знали, что делать. Всегда был такой риск. И из-за этого, я вам честно скажу, мы переснимали фильм два раза. То есть мы его сняли, посмотрели, поняли, что не так и потом еще раз переснимали много-много сцен. Так что уникальность этого фильма в том, что он еще и снят не один раз.



- Полетели ли бы Вы сами в космос, если бы у вас такая возможность. 

- Полетел.



Пресс-конференция с журналистами и зрителями после показа фильма.

Тимур Бекмамбетов: Скажите мне, что вы думаете об этом кино? 

- Супер! Класс! (Аплодисменты.)

Т.Б.: Чем этот фильм отличается от других фильмов, которые вы видели, неважно русских или американских?

- Герои хорошие!
- Постановка отличная!
- Правдивая история, которая берет за душу. Я больше половины фильма сидел, чувствуя дрожь, в конце я даже заплакал. Не все фильмы меня так могут впечатлить. 
- Я очень рада была, что знала, чем всё в итоге закончится – что они в конце концов спасутся. 
- Художественно-документальный фильм получился. Познавательный.
- Патриотический очень фильм. Гордость за свою страну – это главное..

Т.Б.: Кто вам больше понравился как герой – Миронов или Хабенский?

- Миронов.
- Равные. 
- Хабенский лучше.

Т.Б.: Какой поступок совершил Беляев? За что он вам нравится?

- Иногда правила стоит соблюдать.
- А сегодня-то есть такие герои?

Т.Б.: Есть. Съемка этого фильма в каком-то смысле очень похожа на то, что происходило на станции. Потому что по дороге мы потеряли одного режиссера, мы не уложились в сроки – они были такие плотные, что мы шли на какие-то компромиссы, и точно так же, как и в фильме, у нас было много всяких опасностей, которые мы преодолевали. Последняя опасность, которая, к сожалению, осталась – у них это было приземление в тайге, – а у нас это выход фильма в прокат. Нам очень трудно.

Когда я делаю фильм про вампиров, его очень легко зрителям объяснить: бегите в кино – там прикольно, там пули летают за угол. Все быстро понимают и идут в кино. Объяснить же почему людям нужно пойти на фильм "Время первых" очень трудно, потому что это непривычное кино, оно неожиданное. Его продать невозможно. Это еще и не в нашем характере – в нашем народе не принято хвалиться. Очень трудно говорить: смотрите, какой гениальный фильм мы сняли, – у нас это вызывает какое-то странное чувство, что с человеком что-то не то. Поэтому вы, зрители, наш единственный ресурс, благодаря которому мы можем рассказать про этот фильм. И мы надеемся, что вы найдете слова (мы их не можем найти), чтобы рассказать своим близким, своим знакомым про фильм и сказать, что там что-то такое, чего обычно нет.

- Почему Вы решили снять фильм именно про космос? Есть же много других тем...

Т.Б.: Вы знаете, потому что про все другие я уже снял. (Смех в зале.) Я не решил снимать фильм про космос, я решил снимать фильм про Алексея Архиповича Леонова, а он был космонавтом и то, что он рассказал было настолько интересным, что я захотел с вами поделиться этой историей. И так случилось, что она про космос.

- Сцена в тайге действительно снималась где-то в Пермском крае, куда приземлился их корабль "Восход-2"?

Т.Б.: Да, она снималась в Пермском крае, а какие-то актерские крупные планы доснимались в лесах под Москвой.

- Откуда Вы черпаете идеи для своих фильмов?

Т.Б.: Из жизни. Больше их неоткуда черпать. Такую историю, как в нашем фильме, ни один голливудский сценарист придумать не сможет, потому что покажется, что это неправда. Уже и тут у них случилось, и там, и это не сработало, и мимо полетели, и приземлились в тайгу.

То, что рассказывал Алексей Архипович, на самом деле было еще страшнее. Я уж не знаю, почему режиссер это не снял. Когда они приземлились, их корабль застрял между двумя деревьями, и они не могли открыть люк. Тогда они высунули взрывчатку – у них была взрывчатка для отстрела чего-то – и взорвали это дерево. Люк отвалился. Когда они вылезли, у них были полные костюмы воды – по 4 литра в каждом. При спуске выделялось очень много энергии, и поэтому они сильно потели. Они вылезли из корабля, вылили эту воду. Мороз минус сорок. Снег был по горло – невозможно было ходить. Они оторвали обшивку с корабля – у них костюмчики-то были легкие – и из внутренней обшивки, из тряпок, сделали себе костюмы, утеплились, перевязались стропами от парашютов. Они были не такие красивые, как у нас в фильме, это было еще более интересно.

Дальше – больше. У них по инструкции было положено иметь на борту пистолет. Они всё думали: "Зачем пистолет в космосе? В кого стрелять там?" И оказалось, что когда они приземлились в этом лесу, на них напали волки. Этого нет в фильме. И они еще отстреливались от волков. Но я подумал, что это будет совсем уже комедия. Так что приключений было гораздо больше.



- Насколько в фильме присутствует художественный вымысел, а насколько реальность? Что было нарочито внесено художником? Это первый вопрос. И второй: есть ли перспектива проката этого фильма в Америке, например?

Т.Б.: Один вопрос у вас продолжает второй. Поскольку это настоящая история, она обладает неподдельной ценностью. У этого фильма огромные перспективы проката уже только потому, что это реальная, а не придуманная история. Можно открыть Википедию и прочитать об этом. И для этого есть такой специальный тип кино, например, фильм "Арго" – про то, как американцы вытащили своих заложников из Ирана. То есть существует такой жанр, такой подвид кино – именно настоящие истории, и поэтому наш фильм будет популярным.

А что касается того, какой процент вымышленного – есть эпизоды, которые мы всё-таки придумали. Например, что тот же самый человек, который забыл чеку в катапульте Леонова, потом же его и спас. Это такой поэтический образ в некотором смысле.

- Почему всё же Вам пришлось практически переснимать фильм заново? Что не устроило Леонова в первом варианте? И какой бюджет в итоге получился?

Т.Б.: Бюджет фильма в результате составил порядка 500 миллионов рублей. Это очень большой бюджет для российского кино, но если сравнивать, то это примерно одна двадцать пятая часть бюджета американского кино, которое выйдет с нами одновременно на экраны. И в такой конкурентной ситуации нашему кино очень сложно, и без нашего зрителя оно не сможет выжить.

По поводу того, что было переснято – это то, чем фильм вам понравился. Потому что технически, внешне, то, что было снято в первый раз, осталось, но оно было без того, что вам сейчас понравилось – без вот этой наивности, без душевности, которая сейчас является самым главным достоинством фильма. И мы не могли себе позволить сделать по-другому, потому что понимали, что эта история сильна только тем, что она про наших героев, про нас – такая искренняя и слегка наивная.

- Вы сказали в самом начале, что это кино не про вампиров – оно совсем другое. Насколько сложнее было собирать бюджет для этого кино?

Т.Б.: Вы знаете, было несложно. Ну как несложно... Как у нас формируется бюджет? Часть денег, примерно треть, мы занимаем в банках, берем кредиты на коммерческой основе, или реинвестируем прибыли от своих предыдущих проектов. В данном случае это "Елки", которые мы снимаем каждый год. Доходы от этого популярного проекта помогают нам снимать вот такие фильмы.

Треть, может, чуть больше, процентов 30-35 – это государственные субсидии. У нас есть Фонд кино, который помогает кинематографистам закрывать риски. Инвесторов очень трудно привлечь, потому что кино – очень рисковый бизнес. И вот эти 30 процентов, эти субсидии, помогают им закрывать глаза на абсолютную нерациональность инвестиций в кинематограф.

И 30 процентов – это спонсорские деньги. В данном случае у нас получилось примерно 20 процентов. То есть весь бюджет – это часть возвратных денег, часть субсидий и часть спонсорских денег.

- Какие преференции Вы получили от Министерства культуры для проката фильма "Время первых"?

Т.Б.: Вы знаете, как сложились наши отношения – фильм должен был выйти раньше на полгода, но из-за того, что мы переснимали, у нас сдвинулись сроки. Когда фильм был готов, был готов черновой монтаж, всё было готово, кроме финальной компьютерной графики – мы должны были показать его Министерству культуры, поскольку мы перенесли релиз. После того, как они увидели фильм, они приняли коллегиальное решение, что он должен выйти на праздник 12 апреля, потому что у нас в стране не так много дат, которые являются настоящими праздниками. У нас, по-моему, есть только два настоящих народных праздника – это Новый Год и 9 Мая. Потому что все остальные нас разделяют – то женский день, то мужской. День единства кого? Почему? Никто не понимает. А День космонавтики очень понятная вещь и, по-моему, правильно его сделать именно народным праздником.

Следующая перипетия была связана с выходом еще одного фильма про космос, который снят нашими коллегами. Чиновникам пришлось долго решать, какой из них выйдет первым. В конце концов было принято решение, что мы выходим первыми. Это очень сильно нам помешало, потому что мы до последнего момента не знали, когда выйдет наш фильм, и не могли начать рекламную кампанию. Теперь мы страдаем, потому что у нас не хватило времени на то, чтобы оповестить всех зрителей о том, что фильм выходит. Так что в первый уикенд проката нам будет трудно, потому что слишком мало информации было в СМИ и в рекламе.

Потом появилась вторая часть Марлезонского балета, связанная с выходом в День космонавтики небезызвестного американского фильма, который реально убил уже один раз русский фильм "Битва за Севастополь". Они вышли одновременно, но у наших не было сил или отваги бороться за свои права – и после первой недели в прокате 70 процентов показов фильма "Битва за Севастополь" были переданы американскому фильму про ночных гонщиков. В результате "Севастополь" пал на второй неделе, хотя хорошее кино обычно показывается зрителю четыре недели. В данном случае у нас есть много мотиваций отстаивать свою позицию. В первую очередь, это наш праздник. Так случилось, что Гагарин совершил полет именно 12 апреля. Тогда надо было или Вин Дизелю выезжать в другой день на ночные улицы Лос-Анджелеса, или Гагарину в другой день лететь в космос. Для нас приоритет всё-таки День космонавтики.



- Так какие преференции Вы получили? 

Т.Б.: Нас не уберут из кинотеатров раньше времени. Министерство культуры добилось того, что нас не снимут с проката на второй неделе, а дадут нам возможность жить долго – до майских праздников.

- Вы не считаете, что Министерству культуры и Министерству образования необходимо привлекать больше внимания к подобным фильмам, устраивать спецпоказы для школ, университетов?

Т.Б.: Помогите нам в этом. Мы не можем пробиться. Такое ощущение, что вся система управления очень тугая. Только снизу что-то получается сделать, потому что сверху это почти невозможно. Сверху можно рекламу на телеканалах разместить, но вот добиться того, чтобы всё заработало не получается. И нам очень нужно, чтобы Министерство образования помогало привлекать школьников, например. Мы готовы билеты дешевле делать – всё, что угодно. Просто вместо того, чтобы бегать по школе с телефонами, прийти посмотреть этот фильм – это, правда, важно. Утренние сеансы очень дешевые. Кинотеатры стоят пустые утром в будние дни, поэтому если школьники придут и будут смотреть этот фильм, я думаю, от этого выиграют все – и кинематографисты, и школьники, и учителя. Мы будем делать все, что от нас зависит, я вас уверяю. Если вы поможете или знаете как можно эту ситуацию изменить, мы будем рады вас слушать.

- В какие страны уже продан фильм "Время первых"?

Т.Б.: По большому счёту, ничего никуда не продано. Есть предложения, но продавать фильм у нас сейчас нет времени, потому что наша главная задача в том, чтобы он в России вышел эффективно. Есть предложения из Китая, из Америки, но продавать сейчас просто нет времени. Он продастся – всё будет нормально. Фильм хороший, и таких фильмов мало.

- Вы непревзойденный мастер в разных стилях – Вы снимаете и комедии, и а-ля Голливуд. Сегодня мне показалось, что это фильм-эмоция. Где Вам интереснее на сегодняшний день? Где Вам легче?

Т.Б.: В этом фильме я продюсер, я не режиссер. Мне интересно снимать и продюсировать самое разное кино. Просто делать кино. Неважно в какой роли. Кино, которое я делаю, очень разное, но если присмотреться – очень похожее. Даже в такой безумной комедии как "Горько!" в конце люди плачут в кинотеатре. Они хохочут полтора часа, а в конце сидят со слезами на глазах, счастливые, что семья сложилась, не смотря ни на что. Здесь полёт, а там свадьба. События нашей жизни катастрофически похожи.

Я остаюсь всегда самим собой, меняется только форма – мне хочется постоянно делать что-то новое. Никогда не везло натолкнуться на такую историю, как история Алексея Архиповича, если вы только не помните первый фильм, который я сделал – он назывался "Пешаварский вальс" – про Афганистан, про погибших там наших солдат. Он тоже был сделан по реальным событиям и по тональности был такой же.

- Почему у нас не могут делать такое же хорошее кино, какое Вы сегодня нам представили?

Т.Б.: У нас могут делать хорошее кино.



- Но почему зрители всё-таки любят американские фильмы?

Т.Б.: Я вам объясню почему. У нас были очень талантливые писатели – Лев Толстой, Пушкин, Достоевский, Шолохов и другие. И до сих пор есть. Вообще, у нас очень талантливые люди. Может быть, мы айфоны не умеем собирать, но придумывать истории и снимать фильмы мы умеем. Проблема очень простая. В кинотеатры ходит ровно столько людей, сколько знает про Леонова. Вернее так – в кинотеатры ходит примерно 5% наших потенциальных зрителей. Вся кинотеатральная аудитория, по-моему, составляет порядка 5 млн человек. Они ходят в кино каждые две недели и смотрят все фильмы. Именно они определяют то, какие фильмы показываются в кинотеатрах. Выпустишь не тот фильм – они не придут. Они воспитаны уже много лет на хорошем американском кино, и они ждут, чтобы им здесь показывали американское кино, потому что это их вкус. Но их только 5% – 5 млн из 150. Остальные 145 млн не ходят в кинотеатр – они смотрят телевизор.

Соответственно нас, кинематографистов, поставили в такие условия, что мы вынуждены работать для этой маленькой группы людей, которые приходят в кинотеатры, на их вкусы. И наши кинематографисты пытаются подстроиться и стать американскими кинематографистами, чтобы понравиться, чтобы быть успешными. Им нужно снимать такие фильмы, которые хочет аудитория. Аудитория хочет именно американские фильмы, потому что она на них воспитана. Это большая проблема для наших кинематографистов, режиссеров, актеров, потому что они не могут быть самими собой – они должны притворяться кем-то. Им нравится одно, а они должны делать другое. То, что им нравится – не нравится зрителям, потому что зритель такой. Откуда он взялся, такой зритель? Почему именно эти, одни и те же, 5 миллионов человек ходят в кино? Ответ очень простой: потому что билеты стоят слишком дорого для того, чтобы все могли ходить в кино. В советское время билет стоил 10 копеек при зарплате 100 рублей – это примерно 0,1% от зарплаты. Сегодня, если билет стоит 300 рублей, то и зарплата должна быть треть миллиона рублей в месяц. Очень мало людей столько получают. Поэтому не все могут позволить себе ходить в кино.

- Мне кажется, фильм "Время первых" достоин того, чтобы его пересматривать. Будет ли он показан не в кинотеатре, а по телевидению?

Т.Б.: Я думаю, что этот фильм ждет судьба таких наших фильмов как "В бой идут одни старики" или "Ирония судьбы". Я надеюсь и верю в это. Ради этого мы и делали его. Он будет жить долго – это не попкорновое кино, которое один раз посмотрел, и можно больше не смотреть. Тем более что сейчас многие люди смотрят кино все чаще и чаще не на больших экранах, а на маленьких.

- Что делает Вас счастливым?

Т.Б.: Вот разговор с вами делает меня счастливым (Улыбается.) Правда. Потому что вы собрались, и вам это интересно. И на вопрос "Понравился ли вам фильм?" вы все поднимаете руки – это, конечно, успех. Этот фильм, вообще, про успех. Успех не меркантильный, а успех человеческий. Леонов сам по себе человек успешный, и нам всем очень важно быть успешными – реализовывать свои мечты. Они могут быть разные. У кого-то мечта – много денег, у кого-то мечта – много детей, у кого-то мечта – в космос полететь. Важно, чтобы мы все реализовывали свои мечты, были успешными и не боялись. Слоган этого фильма – "Подними голову!" – это слоган Роскосмоса, мы его у них одолжили, потому что он нам понравился. В нем много смысла. Мы все живем, уставившись себе под ноги, потому что жизнь тяжелая, можно споткнуться. Счастливым можно стать только тогда, когда ты поднимаешь голову и смотришь вперед – в случае с Леоновым еще и вверх – и идешь смело, не боясь преград.

Смотрите фильм "Время первых" во всех кинотеатрах страны.

Материал подготовила Евгения Гольденберг




Тимур Бекмамбетов на пресс-конференции после показа фильма "Время первых"
в кинотеатре "Синема Парк" (ТРЦ "Алатырь", Екатеринбург, 1 апреля 2017)


Количество показов: 586
Дата создания: 10.04.2017 08:40:11
Автор

Рубрика: Беседы со звездами шоу-бизнеса

Возврат к списку

Представляем Вам новые книги Школы бизнеса RONUM.RU и Клуба миллионеров Golden MSN Club:

Набор книг Клуба миллионеров со скидкой 50%
Набор книг Клуба миллионеров со скидкой 50%

АКЦИЯ "УСПЕШНОЕ ЛЕТО"!

Набор книг Клуба миллионеров со скидкой 50%
Книга "БИЗНЕС–СОВЕТНИК 2"
Книга "БИЗНЕС–СОВЕТНИК 2"

"БИЗНЕС-СОВЕТНИК 2" - это сборник рекомендаций для начинающих и действующих бизнесменов. Книга является продолжением бестселлера «БИЗНЕС–СОВЕТНИК».
КОММЕРСАНТ: бизнес как искусство
КОММЕРСАНТ: бизнес как искусство

Школа бизнеса RONUM.RU и Клуб миллионеров Golden MSN Club представляют новый бизнес-учебник, который перевернет ваше сознание и поможет разобраться в тонкостях ведения своего дела.

Цена:   1 500.00 руб

Цена:   300.00 руб

Цена:   300.00 руб

Купить  В корзину Купить  В корзину Купить  В корзину

Все книги Школы бизнеса RONUM.RU и Клуба миллионеров Golden MSN Club